Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Ой

Есть люди, которые всегда говорят первым делом "Ой". Я смотрю, кто как себя ведёт на кассе магазина.

Их очень много, в основном это женщины. Разные: жирные, худые, симпатичные и страшные, старые и молодые. Им кассирша говорит:
- Сто рублей двенадцать копеек.
- Ой, - отвечает этот человек (мужчины тоже среди них есть). И начинает открывать сумочку. Очередь стоит. Этот человек даже и не подозревал, что ему придётся за всё расплатиться на кассе. И вот, когда час расплаты пришёл, он говорит:
- Ой! - И лезет в сумочку. Чтобы её открыть и достать кошелёк. Потом открывает кошелёк, медленно, видимо, повторяя про себя алгоритм "Подойти к кассе, сказать "Ой" и медленно открыть сумочку, чтобы вытащить кошелёк". Открывает кошелёк и достаёт пачку денег, ну или выгребает кучу мелочи. В зависимости от достатка. И начинает считать. Сбивается. Человек на кассе помогает ей (или ему, что значительно реже) посчитать, наконец они расплачиваются. Потом покупатель(ница) начитает понимать, что покупки надо складывать. И говорит:
- Ой.
И начинает перекладывать покупки с одного места столика на другое. Следующий покупатель зажат яблочными концентратами и другой пищей, а там всё идёт и идёт перекладывание.

В следующий раз я расскажу про людей, которые на каждое слово начинают отвечать: "Нет, ну". К их мыслям это не имеет отношения. Это имеет отношение к окружающим. Ну типа: "Нет, ну хорошо, я согласна с тобой пойти в кино". Или "Нет, ну я сделаю то". Или сё. Не важно. Важна подача.

Доктор Айболит

И прибежала Зайчиха
И закричала: "Ай, ай!
Мой зайчик попал под трамвай!
Мой зайчик, мой мальчик
Попал под трамвай!"



И сказал Айболит: "Не беда!
Подавай-ка его сюда!
Я пришью ему новые ножки,
Он опять побежит но дорожке".
И принесли к нему зайку,
Такого больного, хромого,
И доктор пришил ему ножки,
И заинька прыгает снова.

Только откуда Айболит взял эти новые ножки?

Вернее, у кого? И почему? И по какой причине? И какой из этого следует вывод?



Меня опять терзают... Впрочем, смотрите сами.



Увы, не смотрите. Сначала Олег Видов, затем тов. Шахназарян, все захотели присосаться к открытому для немногих источнику и захапать себе. Хотя, выход есть: переключитесь на ютюб и увидьте эту маленькую зарисовку, к которой тов. Шахназарян никакого отношения не мимеет. Или не минеет, как будет угодно.

Вопрос для знатоков. Откуда добрый доктор Айболит взял новые ножки для зайчика?

Фильм "Привидение" (Ghost)

Сегодня решил посмотреть это кино, поскольку его показывали по СТС. Ужас. Бредня и обман зрителей. Ну скажите, если он смог научиться драться, брать вещи, двигать мебель, то за каким хреном ему понадобилось влезать в тело Вупи Голдберг, чтоб прикоснуться к Деми Мур? Он и так это уже умел. Протестантская англо-саксонская шняга. Мимими, сюсипуси, милый-милый-смешной-дуралей, ах-ах, высокий класс. Изнурёнков.

Маугли, если понадобится...

- Острый глаз!
- Острый клык!
- Острый коготь!
- Острое слово!

- Острый живот, - проворчал Сидоров. Он не любил сюсипусистую неправду. Хотя, мультфильм был замечательным.

Дети не знали, что такое острый живот и продолжали завороженно смотреть в экран телевизора.

Заклинание

Это заклинание Сидоров хотел выучить с самого детства. Речитатив и прекрасная игра актёра, играющего плохого человека, но так, что его было немного жалко. И вообще фильм гениальный.

А заклинание - вот оно:

Кадияш масамат - Ю, Ю!
Масамат мисимат - Ю, Ю!
Мальвеал тимниат - Ю, Ю!
Тимниат ми - Ю!

В интернете можно не смотреть, там оно написано неправильно. Наверное, чтобы не подействовало. Колдуны, они такие, наврут - недорого возьмут.

Про сопли и козявки

Компиляция из советских фильмов, которые Сидоров смотрел в раннем детстве:
- Верещагин, прыгай! Прыгай, Верещагин!
А в другом фильме:
- Ребята )), - будем жииииить....
И хор:
- Рас! Ку! Дрявый....

Верещагин - это тот, который постоянно вертит в ноздре пальцем. И говорит:"Ща, поверчу ещё и перестану". И не переставал, продолжал вертеть. Так Сидорову это представлялось. Дрявый - Сидорову это слово всегда в детстве нравилось. Словно разрешали при взрослых в носу ковыряться, доставать оттуда козявки указательным пальцем и смотреть потом на них. Изучать их конфигурацию. Это началось ещё в яслях. Сопли текли из носов ясельных постояльцев, как крем из шприца кондитера, который делает на тортах всякие розочки, розовые очки невестам и тыды. Но кроме соплей были ещё и козявки. Причудливой формы, интересные. И их все нормальные люди сидоровского возраста выковыривали из носа. А потом ели. Или намазывали на стенку детсадовской комнаты. Или приклеивали под едальный стол за детсадовским обедом или полдником. Едальные столы перед приёмом пищи выносили в зал воспитательницы и няньки, а после еды уносили в подсобку. Но кроме нижних частей столов и стульев, в детском саду других укромных мест было полно. Углы стен, скамейки, цветы на окнах, тумбочки, короче - и не сосчитаешь, где засохли козявки детсадовцев.

Все детсадовцы знали, что сопли лучше глотать или, если они текут с носа на губу, то облизывать, потому что иначе они подсохнут в носу и станут козявками. Хотя козявки выковыривать гораздо интереснее, но за них ругают. Сначала за ковыряние в носу, а потом за мазок пальцем с козявкой по случайному местечку. Если застукают. Воспитательницы в советское время были опытными, секли момент постоянно. Треть размазанных козявок засекалась ими на спор. Конечно, с помощью некоторых девочек. Которые радостно говорили в случае поимки с поличным своему другу или подруге:
- Ага! Всё будет сказано и на вас показано! - И немедленно кричали: - Нина Ивановна, а он (она) козявки под стулом оставляет!
Нина Ивановна была воспитательницей в группе у Сидорова, когда он ходил в старшую. Она делала лицо женщины, которую бросил муж (это уж потом Сидоров узнал во-первых, как это лицо выглядит, а во-вторых, что ей ничего не надо было со своим лицом делать, потому что её и так бросил муж) и начинала раскрытым ртом вдыхать воздух с гортанными звуками:
- ГГЫый! - и хватать себя за затылок или виски. Но если это всё рассказывали про Вовку Ильина, то после "ГГЫый" она вставляла свои руки себе в бока. Сидоров тогда всегда переживал: не сломала ли она их? Все её лучезапястные суставы перегибались под углом в 180 градусов. Она всё это делала и говорила:
- Так, я сказалааааээээ!
Тут начинали бояться не только Вовка с друзьями-козявочниками, но и стукачки-девочки. И всё немедленно становилось тише воды. И с чем был связан этот феномен, Сидоров до сих пор не выяснил. Вовка про это не помнит, а Нина Ивановна уехала в Коми АССР, когда Сидоров пошёл в первый класс. Теперь уже не узнать.

Наверное, интерес к этой детской теме пропал бы у Сидорова вместе с памятью, но вот теперь Жэжэ не даст этой памяти уйти, даже если бы Сидоров когда-нибудь выжил из ума и потерял бы память.

One hour photo

Этот великий комик был ещё и трагиком. Робин Уильямс снимался не только в хахахаховском кино. Этот фильм, "Фото за час", снятый за двенадцать лет до его самоубийства, ни в коем случае не является объяснением последнего поступка Робина. Но он там сыграл так, как мог бы сыграть только человек, который знает, что такое жуткое одиночество. Вот этот Питер Пэн, вот этот герой Джуманджи и других смешных фильмов, на самом деле был живым человеком, а не ролью. Страшно одиноким живым человеком. Смешившим всех подряд, даже приговорённых к смерти, безнадёжных больных. Никто с ним не встретился перед его самоубийством, никто ему не сказал, что он - нужен нам всем. Друзья занимались своим делом, родные - своим. Привет, как дела? Нормально? Ну и у нас тоже. Пока-пока.

Посмотрите это кино. Фото за час. Или One hour photo.

Про индейцев и имена

У Сидорова был приятель Гречищев. Они познакомились на дне рождения у Сидоровского лучшего друга, Пэна. Сидоров, сидя, поднял рюмку и сказал, что любит всех, кто тут присутствует, а Гречищев возмутился и стал Сидорову угрожать побоями. Боясь, что Сидоров сейчас же его начнёт любить.  Прям тут, на дне рождения. А потом и вовсе начал кричать: "Ну пойдём и разберёмся, как мужики!" Всё это происходило, когда гости сидели. И Сидоров, чтобы не потерять лица перед пацанами, с сожалением встал из-за стола и сказал: "Ну, пошли, что ли". И тогда Гречищев оценил размеры и быстро сказал:
- Не, великан, ты меня убьёшь. На тебе десять рублей, чтобы ты меня не убивал. - И протянул Сидорову десятку, которая тогда стоила очень дорого. А Сидоров спросил Пэна: "И чё делать-то?" А Пэн ответил: "Конечно бери." И Сидоров взял. А Гречищев потом весь вечер называл Сидорова великаном и просил не убивать его, и чокался с ним в самую первую очередь.

Гречищев был индейцем. Он называл своих и чужих знакомых девушек "скво",  в сложных ситуациях всегда, если были зрители, напоказ обращался к великому духу Маниту, и не пропускал ни одного кино с Гойко Митичем. Правда он не решил ещё до конца, кем он был - Айдахо, Навахо или Сиу. Апачем он быть не хотел, потому что их слишком хвалила советская власть и киностудия ДЕФА, а Гречищев им не доверял. Хотя Винету и Инчу-Чуна уважал. И вообще любил  все фильмы про индейцев, которые показывали в советском прокате. А на самом деле он был вполне адекватный, умный и даже серьёзный человек, а в индейцев только играл. С детства. И это ему очень нравилось. И он не мог вовремя остановиться.
Когда почти все гости разошлись, то Гречищев переоделся в индейца. То есть снял одежду, носки, нацепил на лобок мочалку с помощью резинки от трусов, схватил двухметровую рейку в коридоре у Пэна и вылез за окно. Пэн жил на втором этаже, и под его окнами был длинный, во весь дом козырёк. Под которым располагались магазины. На него-то и выбежал Гречищев. И босиком бегал по козырьку вдоль всего дома, заглядывая в окна квартир, крича "Улюлюлюлю" и потрясая копьём, пока не порезал ногу об осколок бутылки. Тогда он вернулся в квартиру, перевязал рану Пэновской марлей, оделся и, хромая, ушёл домой. Но индейцем быть не перестал.

Однажды он пришёл к Пэну и стал здороваться с гостями. Со старыми знакомыми. У Пэна всегда были гости. Половина Измайлова ходила к нему просто так, на огонёк. И старые знакомые стали жать Гречищеву руку и представлять ему своих скво:
- Это моя жена. Инка.
- А это моя девушка. Майя.
- Вы, блять, что тут - все индейцы? - с надеждой спросил Гречищев.

А вообще-то с именами не только Гречищев попадал впросак. Вот доктор Антоха, например, купил квартиру в Сочи и стал искать людей, которые смогли бы сделать там ремонт. Ему порекомендовали одну бригаду, и он встретился с её хозяином. Это оказался молодой армянский парень. В Сочи больше половины населения составляют армяне. Антоха говорит:
- Привет. Я Антон.
- Здравствуйте. А я Хачик.
- Ну это понятно. А зовут-то как?

От такого никто не застрахован.